December 14th, 2019

Katya

Керенский "ДЕЛО МЕНДЕЛЯ БЕЙЛИСА "



В связи с кризисным состоянием, сложившимся в Европе в 1912- 1913 годах, жизненные интересы Российской империи диктовали ей необходимость вести более гибкую благожелательную политику в отношении нерусских народов, живших в приграничных районах.
В то время как отношения с Германией, Австро-Венгрией и Турцией быстро ухудшались, незаконная отмена конституционного режима в Финляндии привела к тому, что в прошлом лояльная страна превратилась в потенциальный плацдарм прогерманской пропаганды. Потерпела провал попытка И. Г. Щегловитова использовать процесс Дашнакцутюн для разжигания вражды к армянам, жившим на границе с Турцией. Все это ни в малой степени не смутило реакционные круги, которые полностью забыли в канун всеобщего европейского кризиса о своей ответственности за состояние дел в бескрайней империи, населенной многими разными народами. Балканские войны 1912- 1913 годов стали прелюдией к первой мировой войне. Разжигание военной истерии великими державами обеих коалиций стало приобретать зловещий характер.
Приблизительно в это время в Киеве начался процесс Менделя Бейлиса. Этот простой, безгрешный человек был обвинен в совершении ритуального убийства малолетнего мальчика-христианина Андрея Ющинского. Было бы большой несправедливостью по отношению к России и ее народу, если бы я не подчеркнул, что по всей стране прокатилась огромная волна возмущения. Свой открытый протест заявили не только независимые круги общественности, но даже и общественные организации, включая чиновников министерства юстиции, которые расценили этот процесс как личное оскорбление. Высшая иерархия русской церкви решительно отказалась подтвердить, будто ритуальные убийства детей-христиан являются частью иудейской веры.
Профессия юриста - составная часть правовой системы государства, главная функция юриста - защита истины, справедливости и гражданских свобод. Мы, члены коллегии адвокатов, представляли автономный орган, и нашей обязанностью было открыто донести правду до сведения И. Г. Щегловитова и всех тех, кто искажал русскую правовую систему. Адвокатам Санкт-Петербурга следовало твердо определить свою позицию. 23 октября 1913 года, за пять дней до того, как присяжные признали Менделя Бейлиса невиновным в совершении преступления, коллегия адвокатов Санкт-Петербурга единогласно приняла следующую резолюцию:
"Пленарное заседание членов коллегии адвокатов Санкт-Петербурга считает своим профессиональным и гражданским долгом поднять голос протеста против нарушений основ правосудия, выразившихся в фабрикации процесса Бейлиса, против клеветнических нападок на еврейский народ, проводимых в рамках правопорядка и вызывающих осуждение всего цивилизованного общества, а также против возложения на суд чуждых ему задач, а именно сеять семена расовой ненависти и межнациональной вражды.
Такое грубое попрание основ человеческого сообщества унижает и бесчестит Россию в глазах всего мира. И мы поднимаем наш голос в защиту чести и достоинства России".
Эта резолюция имела огромный резонанс в России и, что было еще более важно, произвела глубокое впечатление за рубежом. Дело Бейлиса в значительной мере усилило антирусские настроения в Европе и Соединенных Штатах и ярко иллюстрировало антипатриотическую деятельность правящей верхушки в канун первой мировой войны. Президент Вудро Вильсон и до этого не проявлял ни понимания проблем России, ни чувств симпатии к ней. Дело Бейлиса стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. И когда разразилась война, правительство США заняло крайне враждебную позицию в отношении России и приняло решение не оказывать ей финансовой и другой помощи.
Реакция широких кругов общественности вызвала ярость тех, кто инспирировал дело Бейлиса, и 25 видных адвокатов, подписавших резолюцию, были отданы под суд. Среди них был и я. Наш процесс открылся в окружном суде Санкт-Петербурга 3 июня и продолжался до 6 июля 1914 года - до начала войны оставалось менее восьми недель. Нас горячо поддержала пресса и общественные деятели, независимо от их политических взглядов. Несколько ранее дело Бейлиса подверг уничтожающей критике в консервативном органе печати "Киевлянине" лидер правых в Думе В. Шульгин. Хотя по своим политическим взглядам Шульгин был антисемит, однако и он не смог промолчать перед лицом постыдных обстоятельств дела Бейлиса. За это он также получил восемь месяцев тюремного заключения. Поскольку в новом Уголовном кодексе 1903 года не было статей, относящихся к нашему "преступлению", нам вынесли обвинительный приговор согласно статье 279 закона времен Екатерины II за распространение "клеветнических" анонимных писем. Двадцать три моих коллеги получили шесть месяцев заключения в крепости. Н. Д. Соколов, как один из основных авторов, и я, как инициатор принятия резолюции, были приговорены к восьми месяцам тюремного заключения и лишению прав быть куда-либо избранными.

Бирюкова: "Этот простой, безгрешный человек был обвинен в совершении ритуального убийства малолетнего мальчика-христианина Андрея Ющинского." Ага, безгрешный, значит. Керенский сказал.Хорошо, что пролетарием не назвал... Ладно. Надо еще про Шульгина немного сказать. Монархист, значит. Лидер правых, значит.

Нашла в сети: http://geum.ru/doc/work/61115/index.php
...одна из ведущих думских партий, Всероссийский национальный союз, которая по своей принадлежности к правому флангу, казалось бы, должна была всем составом поддерживать линию “ритуального убийства”. Однако этого не произошло.
Большая часть партии во главе с одним из лидеров Киевского национального клуба А.И. Савенко и идеологом Всероссийского национального союза, ведущим сотрудником Нового времени М. О. Меньшиковым начинают газетную кампанию, доказывающую “ритуальный” характер убийства.
В то же время редактор авторитетного органа националистов Киевлянина Д.И. Пихно (отчим В.В. Шульгина) занимает иную позицию. Доктор полицейского права, почетный мировой судья Пихно, которого менее всего можно было заподозрить в пристрастии к евреям, счел своим долгом пристально следить за ходом следствия по этому делу. А следствие, надо сказать, велось действительно весьма своеобразно. Жандармский подполковник П.А. Иванов, которому было поручено вести негласное наблюдение за ходом следствия, жаловался, что прокурор судебной палаты Г.Г. Чаплинский игнорирует все сведения по этому делу, которые не подтверждают ритуальную версию. Личные обращения Пихно к министру юстиции И.Г. Щегловитову с указанием на подобное давление на ход следствия не дали никаких результатов. Более того, один за другим от следствия и от должности начальника сыскного отделения полиции отстраняются Е.Ф. Мищук и Н.А. Красовский под предлогом возбуждения против них уголовных дел.
В конце мая 1912 г. Пихно опубликовал в своей газете разоблачения, сделанные Красовским уже в ходе частного расследования. Пихно решительно возражал против превращения дела Бейлиса в “суд над еврейством” и считал первый обвинительный акт по этому делу позорным. Он обвинял правых в том, что “в своем стремлении обвинить евреев” они выдвигали “гораздо более страшное обвинение против чинов полиции в том, что они за деньги предали в руки изуверов христианского мальчика на муки”. Таким образом, Пихно выступал не в защиту евреев, а в защиту чистоты государственного правосудия.
Полемика с правыми пагубно отразилась на здоровье Пихно. Именно с этими событиями Шульгин связывал сердечный приступ и смерть отчима. Однако Меньшиков в статье “Падающие звезды” оплакивал Пихно как жертву еврейского “газетного гнуса” и связывал будущее “Киевлянина” с “блестяще-талантливым” Шульгиным. Но Шульгин повел в деле Бейлиса ту же политику, что и отчим. На третий день судебного процесса 27 сентября 1913 г. он написал передовую для “Киевлянина” в защиту обвиняемого Бейлиса. Но номер, впервые выходивший под редакцией Шульгина, был конфискован полицией. Общественный интерес в Киеве к этой статье оказался так велик, что за возможность ее прочесть платили по 20 рублей. “Не надо быть юристом, надо быть просто здравомыслящим человеком, писал в этой передовице Шульгин, чтобы понять, что обвинение против Бейлиса есть лепет, который защитник разобьет шутя. И невольно становится обидно за киевскую прокуратуру, за всю русскую юстицию, которая решилась выступить на суд всего мира с таким убогим багажом”.

Бирюкова: Это очень важная информация - Жандармский подполковник П.А. Иванов, которому было поручено вести негласное наблюдение за ходом следствия, жаловался, что прокурор судебной палаты Г.Г. Чаплинский игнорирует все сведения по этому делу, которые не подтверждают ритуальную версию.
Значит, сыщик Мищук утверждал, что Юшинского убили собственные мать и отчим - ради наследства, а Чаплинский проигнорировал. Потом сыщик Красовский утверждал, что убил один слепой, Мифле была его фамилия - Чаплинский опять проигнорировал. Потом Красовский стал утверждать, что таки отчим убил, Лука Приходько. Красовский и доказательства представил - у Луки была страница из медицинской книги и там имелся рисунок - височная кость человека,чего вам еще? Чаплинский опять игнорит! Тогда Красовский еще одно доказательство представил - свидетеля, который видел Луку Приходько вблизи пещеры, в которое нашли тело Ющинского. Причем в день убийства! Чаплинский проигнорил. Тогда Красовский стал утверждать, что убили Верка Чеберячка, ее брат Сингаевский, а также Латышев и Рудзинский. Чаплинский опять игнорит! Льзя ль такое дело снесть?
Вот Шульгин и не снес. И Керенский тоже. И много кто еще.
Но все дело в том, что все утверждения Мищука и Красовского не стоят дохлой мухи. Брэх-ня. Не убивали родители. И Мифле не убивал. И Чеберячка с ворами не убивала. А вот Бейлис убивал. Со своими подельниками. Один убить он не мог. Там группа товарищей трудилась. И суд присяжных признал, что убийство Ющинского произошло именно на территории кирпичного заводы Ионы Зайцева, еврея. И кто ж мог Ющинского там убить? Кроме Бейлиса там могли находиться в это время Шнеерсон, Этингер, Ландау, Дубовик,Быховский-хирург. Вот на них и падает тяжкое подозрение. Керенский этого, конечно же, не знал. И Шульгин не знал. Вот я - знаю. А они - нет.

Шульгина Сталин таки изловил и посадил. Мало, надо было расстрелять. А до Керенского Сталин вообще не добрался - какая жалость!




2.
Бирюкова: Очень занятный ролик. Дело Бейлиса не окончено, они это понимают. Они уничтожили судебные документы и перестреляли свидетелей в подвале особняка князя Урусова, в Киеве – в 1919 году. Почитайте М.А. Булгакова – что там творили большевики, когда пришли. Как устанавливали диктатуру пролетариев. Расстреляли Веру Чеберякову и ее брата Сингаевского (интересно, по какой статье они их обвиняли?), а также всех судейских, прокурорских, полицейских и прочих, имевших отношение к делу Бейлиса и знавших хоть что-то; потому что тут любая мелочь может оказаться смертельно опасным для них доказательством виновности Бейлиса и ко. Например, кто-то проболтается, что Быховский мастерски умел делать пункцию сердца… и что однажды потерял ночью в лесу свое вечное золотое перо с бриллиантом на три карата… Но они понимают, что этих мер недостаточно, что информации о деле Бейлиса все равно сохранилось столько, что в любой момент дело это может быть возобновлено. Сохранился стенографический отчет, сохранилась книга Замысловского, существует книга Игоря Глазенапа… И сохранились люди, которые не верят в этот большевицкий бред о виновности Чеберячки с ворами – как бы ни надрывались на эту тему Троцкий, Бонч-Бруевич, Резник-людоед и прочие. Еще они не верят, что психиатр Иван Сикорский был негодяем, и что судмедэксперты Оболонский, Туфанов и Косоротов ничего не понимали в своей специальности, что Вера Чеберякова убила собственных детей, заразив их умышленно дизентерией, да еще и в тот момент, когда сидела за решеткой… ну, там много, очень много. И по этой причине они, убийцы Ющинского, и продолжают доказывать свою «невиновность». Они не пытаются поднимать детали дела – как сыщики Мищук и Красовский ложно обвиняли родителей, родственников, слепых, воров… и фальсифицировали доказательства – нельзя поднимать эти детали! Только тронь! И сразу станет ясно – Бейлис виновен! Их главный довод – этого не было, потому что этого не могло быть никогда, потому что мы не людоеды. А кто считает нас людоедами, тот мракобес и хам.
Увы, существует экспертиза Иустина Пранайтиса, католического священника, которая доказывает прямо противоположное – вы людоеды, робяты!
Ну, они, естественно, сказали, еще тогда, сто лет назад, что Пранайтис – мракобес и хам, что он деньги украл (пруфов, естественно, нету) и что он тупой и не соображает в еврейских книгах… Я не могу проверить компетенцию ксендза Пранайтиса, я не читаю на иврите и у меня нет доступа к тем книгам, к которым был доступ у него. Но у меня есть нечто более существенное. Причем такое, к которому побоялся прикоснуться он, Пранайтис. А именно – Ветхий завет. Там есть доказательства людоедской сущности иудаизма и жадности до человеческой крови верховного иудейского божества – яхве. Пранайтис знал об этом, но ведь яхве, согласно догматам католической веры, являлся отцом Христа! Упрекнув в чем либо отца, Пранайтис кинул бы камень и в Христа! Пранайтис, ксендз, на такое пойти не мог и предпочел промолчать. Но мне-то что? Я не считаю Христа богом, я считаю его простым, обычным, смертным человеком, из плоти и крови, рожденным от соития мужчины и женщины. Поэтому привести примеры людоедской сущности яхве мне ничего не стоит.


1. Жертвоприношение Авраама.
Сам факт принуждения Авраама к ритуальному убийству собственного сына Исаака уже является доказательством того, что человекоубийства были у иудеев в порядке вещей. Только убивали не собственных сыновей, а кого попроще. Ну а тут яхве потребовал сына. Ой, да жалко, штоль?.. Я не верю, что ангел в последний момент перехватил руку сыноубийцы – это ж профанация какая-то получается, а не доказательство того, что Авраам реально боится бога.
• Тема жертвоприношения Исаака развивается в Талмуде и в ряде аггадических мидрашей. В одном из них утверждается, что Авраам все же принес в жертву Исаака. Толкование основано на стихе 22:19, где говорится только о том, что именно «Авраам вернулся к слугам», но нет ничего о возвращении сына[7].


• В Послании к Евреям 11:17-19 данный сюжет возникает в контексте рассуждений автора о вере: «Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: в Исааке наречется тебе семя. Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование.»

Короче, зарезал он его. А воскрешение из мертвых есть вопрос проблематичный и перенесенный в далекое светлое будущее. Может, воскресил, а может, пока еще только собирается.

2. Убийство Иеффаем своей дочери; причем в этом случае ангел руку отца-убийцы перехватывать почему-то не стал. Зарезал он ее.

И дал Иеффай обет Господу и сказал: если Ты предашь Аммонитян в руки мои, то по возвращении моём с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего навстречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение.
—(Суд. 11:30,31)


3. Массовое человекоубийство в Египте 14 ниссана-месяца, учиненное иудейским божеством собственноручно. Лично. Без посредников. (Пранайтис не мог не знать!)


4. Повеление иудейского божества приносить ему в жертву всех иудейских первенцев мужского пола. Причем там не совсем понятно – обязательно было всех первенцев вырезать, или можно было кого-то выкупать. (Выкуп уплачивали раввинам, естественно, кому ж еще?) А если денег на выкуп нет, тогда как? Как… как… зарезать и все дела! Причем иудеи и по сей день выкупают своих первенцев. Или зарезывают, если денег нет. А что такого? Прецедент же создан! Авраам же зарезал сына своего Исаака! А Иеффай свою дочь! (И, если они режут своих первенцев, то станут ли они цацкаться с первенцами христианскими?!,- Ющинский именно первенцем и был.)

5. Массовое человекоубийство, учиненное царем Иосией на высотах. Ну, там святилища были какие-то, на высотах, ведь и Авраам зарезал Исаака на высоте же! Вот Иосия всех священников, которые на тех высотах служили, собственноручно в жертву еврейскому богу и принес; ему сам еврейский бог так повелел. Я думаю, бог был очень доволен. Ему очень нравился сам процесс – как тащут, как верезжит, как укладывают, как режут, как хрипит и булькает и брыкается… и как медленно затихает! Класс! Бедолагу стаскивают с жертвенника, а ассистенты уже волокут новенького…

Это не все примеры, имеющиеся в Ветхом еврейском завете, но и этого достаточно.

- Каспата-а, фы лютаеты!