Category: еда

Katya

Про них...




Я крошек им понасыпала.
Развесила на нитках сало.
Потом я за окном их ждала…
И... ни один не прилетел!




Но утром стало все как надо!
От крошек нету и следа!
Орут - еще дай, будем рады!
И сало хвалят! Класс еда!


Третий акт Марлезонского балета:

И ящик я закрыть забыла
В котором крошек был запас…
И вечером там пусто было.
Сожрали с корнем. Всё! На раз!
Katya

Я делаю домашнее вино



Он фармазон! Он пьет одно - стаканом красное вино!

Можно из вишни, из яблок, из смородины… но лучше из винограда. У нас в огороде растет несколько кустов мелкого черного винограда, это самый простой виноград из всех возможных. Он растет даже там, где никакой другой не может. Его не берут болезни и вредители – ну разве что птицы. Иногда он сладкий, иногда не очень. Но вино из него делать можно. Такой виноград растет во многих дворах, но мало кто делает из него вино. Вероятно, не знают как. Думают, что это очень сложно.

Значит, для начала нужно собрать хотя бы одно ведро винограда. А лучше два. (А дальше видно будет.) Затем его нужно раздавить. Делать это лучше в ведре из нержавейки, а если такого нет, то подойдет ведро из пищевого пластика, литров на 15, причем эластичного, чтоб не треснул под напором Collapse )
Katya

Чужие



    Так нужно было бы автору назвать эту картину. Не они, не эти двое должны были бы идти  по этой дорожке, а Бланк и Бронштейн. (Мне просто лень лезть в Фотошоп, чтобы произвести замену.) Но увы, обоим ударило в голову - одному сифилис, а другому ледоруб. И вот - идут Сталин с Ворошиловым.

    Они чужие. Не они начинали. Не они заваривали кашу. Но наверх вышли именно они.
    У Островского в "Как закалялась сталь" выведена фигура Чужанина. Конченый был гад, Рита Устинович его дико ненавидела. Прощелыга был и ходил в новенькой гимнастерке - вылитый Клим Ворошилов, надо полагать. И Щорс был чужим - именно в его дивизии служили и Рита Устинович и Павка Корчагин, но про Щорса в сем бессмертном идиотическом романе ни слова. Почему? Потому. Чужой был. Щорса шлепнули. Танхиль Танхилевич шлепнул из никелированного браунинга, в спину. У Риты Устинович, к слову был точно такой же. Откуда? А от брата. То ли Давида, то ли Давидыча, - там не совсем понятно. С чужими только так. Но их, чужих, было слишком много и на всех никелированных браунингов у Давидыча не хватило. И вот итог.
    Хорошая картина. Классная. Непонятая.  Ну, я как могла, так пониманию и помогла.