Category: животные

Katya

Дашка, ты молодец!



Грехов на мне не так уж мало.
Но мой во мне спокоен дух.
Я не лгала, не убивала,
Глаз и яиц не вырывала,
И бабам я не зашивала,
На черной скрипице играла,
Из ная песни выдувала,
Для мужа самогонку гнала,
И сыну сопли вытирала,
И птичкам в зиму помогала,
И кошкам кушать я давала,
Ну и собак не забывала,
На скорой с воем разъезжала,
Смешные сказки сочиняла,
В сети ночами пропадала

Уф!...
Еще воров не привечала,
Жидам в судах не помогала,
И лепту я не вымогала
С голодных этих со старух.
Katya

Рутина



Весна. Конец апреля. Горлицу слышно. Деревья как пухом зеленым покрылись – это разворачиваются листочки. Редкие пока еще травинки, и кое- где прелестнейшие первые цветы – веснянка весенняя,  пролеска, ветреница, хохлатка, вероника весенняя, гусиный лук желтый… Это первоцветы. Эфемеры и эфемероиды. Они скоро исчезнут, до следующей весны, у них очень короткий век. Были – и нету! Но какие же они красивые… Не надо их рвать. На них нужно только смотреть. И радоваться. О, а вот и муха какая-то прилетела на цветок. Бабочка-лимонница. Веснянка. И даже первая пчела – проголодалась за зиму…… кушай, бедняжка, кушай, это для тебя приготовлено. Шмель!..


И тепло уже.
По сказочному Книжному лесу едет рыцарь. Росинант, доспехи, копье, фамильный двуручный меч,  плюмаж на кастрюле, щит, а на щите герб, девиз и селфи с  Collapse )
Katya

Дроздихи

 
   Дня три назад иду мимо детского садика и вдруг из под забора выскакивает дрозд, судя по расцветке - самочка. И бежит впереди меня. Дрозды вечно шныряют прямо под ногами. Но уже большая птица и наверняка может летать. Но не улетает почему-то! И тут к ней подскакивает другая точно такая же самочка, но с червяком в клюве! В испачканном землей клюве! Из-под того же забора! Первая присела, затрепыхала крылышками и запищала, а вторая сунула ей червяка в рот! Земля? Ой, какие мелочи…  И сразу же кинулась под забор искать нового! Мамка! Она так старалась! Там лежал кулек пластиковый и часть газеты - так она и то и другое отшвырнула на полметра! Но червячка не оказалось и она побежала дальше - проверять что есть под забором. Пробежит, присядет, ковырнет – и дальше бежит! А дочка бежала следом, приседала и трепыхала крылышками! И пищала особым образом. Меня это так тронуло...
Возможно, эта дочка - единственная, которая у мамки выжила. Остальных кошки переловили. У дроздов птенцы бегают по земле, летать еще не умеют, и их ловят кошки и собаки. Это ужас…
   Но дочка выжила.
    Может, у мамки и мужа уже нет, она вдова, запросто может быть и так…
Я шла за ними следом и как бы их охраняла - пока я здесь, ни одна кошка их не тронет. (А для кошки у меня было отступное – сухой корм в сумочке.)
    Птицы, ну не нужно  храбро бегать по земле под ногами у людей! Это ни к чему!
Потом дочка запросто так взлетела, уверенно, и исчезла в кустах.




Katya

Непонятный Белый тигр


Слишком давно и хорошо мы знаем друг друга. Слишком многое нас связывает, чтобы я скрывал от вас свои мысли.
Война проиграна. Я это знаю.
Она не просто проиграна. Европа разгромлена. Но можете ли вы себе представить, что будет завтра? Несчастная Германия, ее обвинят во всех смертных грехах.
Немецкий народ сделают виновником всего. Напишут тысячи книг. Найдут тысячи каких-нибудь нелепых документов. Придумают сотни воспоминаний.
И мы, я и Германия, предстанем перед миром как беспримерные изверги рода человеческого. Как исчадия ада. А мы  просто нашли мужество осуществить то, о чем  мечтала Европа. Collapse )
Katya

Сага о Котсайтах



Кошечка по имени Плюха



                             
Плюха дочь Лизки. Всего от Лизки осталось пять котов - два у нас (Плюха и Кошмарик), один у бабушки (Собакевич) и еще двоих папа отдал людям и я не знаю о них ничего - ну, обыкновенные хуторские коты.
Ихняя мамашка была, бесспорно, самой красивой кошкой - трехцветка рыже-бело-серая и кое-где с черным мехом. На втором месте Собакевич - рыже-белый кот с желтыми глазами. А Плюха так себе - простая дворовая мурка без затей. Но симпатичная. Она похожа на плюшевую игрушку; она с самого рождения была такой, почему кличка к ней и приклеилась. Мы своим котам имен не даем - ждем, пока само приклеится. Вот была одна кошка, с бельмом на левом глазу и характером противная - к ней приклеилась кличка Зараза. Зараза в конце-концов ушла из дому совсем и только иногда приходила и смотрела издалека. Еще бродит в округе черный кот по кличке Фараон - он очень наглый, заходил в дом к нашим котам и ни с того ни с сего принимался их душить: агрессивный, бестия, как сказал Владимир Семенович.

Характер у Плюхи ласковый. Она мечтает, чтобы ее взяли на руки и уже не выпускали - а она будет мурлыкать. И чтобы спать ее брали в постель. Она мышатница  - в Лизку пошла. Лизка была вообще зверь - она требовала мяса, а когда поняла, что от нас не очень-то дождешься - пошла ловить крыс. Об мышей не пачкалась - крысы, вот это дичь! Ходила по соседским дворам - у кого есть куры и кролики, у тех есть и крысы, ловила и приносила в наш двор, жрать. Иногда мы находили перед порогом куски крысиных шкур.





Но птиц она не ловила - у кошек узкая специализация: есть птичницы, есть мышатницы, есть крысятницы, есть всееды. Одно время у нас появлялась во дворе птичница Пеструха - пестрой расцветки кошка; так она постоянно таскала в зубах птиц - воробьев, скворцов, синичек... и ни разу я не видела у нее крысу или мышь. Пеструха потом погибла - отравили. А предварительно отравили ее детей - когда подыхал ее рыжий сын, уже почти взрослый кот, она плакала, а потом с теми же симптомами подохла сама. Нам было жаль их, но ничего поделать мы не могли. Лизка тоже пропала - ушла и не пришла. Мы предполагаем, что ее съел здоровенный соседский пес, который был не раз замечен за поеданием кошек; около будки этого пса водятся крысы, Лизка вполне могла охотиться там на крыс - и попалась сама. Но наверняка не знаем. У котов на улице звериная жизнь и живут они не так уж долго. Или отравят, или прибьют, или загрызут, или машина задавит...
  Плюха почти всегда сидит дома, на пороге и постоянно требует жрать. За мышами ходит, но без восторга. Пытались мы запирать ее в подвале - ей не понравилось. Вообще-то она охотно составит компанию, если кто-то идет в подвал, однако когда поворачивают обратно, бежит наверх первой - чтоб не заперли.   Ей больше нравится выпросить еду у нас. Совести у нее нет.
Ест все подряд. Дадим хлеб - ест хлеб. Дадим кашу - ест кашу. Картошку ест. Грыбы ест. Варенье ест. Горох тоже ест. Куриную ногу съедает вместе с косточкой - неважно, вареная нога или сырая. Еда для Плюхи - самое главное удовольствие в жизни. Но  она не ворует еду - за исключением одного случая - мама почистила рыбу с икрой  и оставила икру на полу и отлучилась на полминуты. В этот момент на кухню заглянула Плюха и, поскольку икра лежала на полу, то она подумала, что это для нее - и слопала все! Ей плохо потом было от икры.

Кошмарик же насекомоядный зверь. Он идет в огород и слушает где сверчит медведка. Затем становится в том месте и, вероятно, ждет, когда она высунется, потому что я ни разу не видела, чтобы он копал. И когда она высунется, он ее хватает и несет к порогу. Там играет с ней как с мышкой, а потом съедает. Он перевел всех медведок в огороде. Он - сельскохозяйственный кот. Ловит также плодовую моль, бабочек и мух. И ест.  Да, еще он ест слизняков, которых, кажется, вообще никто не ест. Он перевел у нас и слизняков тоже.  Цены нет такому коту.
Любовь для Плюхи не главное. К ней периодически собираются коты, причем иногда приходят очень красивые, например уже упоминавшийся Фараон, и мы ничего не имели бы против, если бы она с Фараоном согрешила. Но она Фараону не дает. И вообще, похоже, никому не дает; одно время она довольно долго якшалась с какой-то мерзкой тварью, отвратительным грязным и облезлым животным, но, надо думать, и тому не дала  ибо уже были бы котята. То ли дело Плюхина мамашка - та была любвеобильна и никому не отказывала. И плохо заботилась о котятах. Недокармливала, не вылизывала - например, Кошмарика, он был очень слабый котенок, выходила Плюха. Возилась с ним, грела, лизала, играла. (Кошмарик теперь лезет с гнусными намерениями на Плюху, но она и Кашмарику не дает, что, конечно, похвально и свидетельствует о высокой ее нравственности. )
Вот такая у нас кошечка.

                Продолжение следует.


Миллион котов под дверью!


   У Плюхи появился котенок. Для нас это было полной неожиданностью. Во-первых, мы не видели, чтобы она якшалась с котами - она просто била когтями по морде всех, кто к ней приближался, а во вторых, по ней не было заметно, что она в положении. Вот ее мамашка - та раздувалась так, что  не пролезала в щель если дверь на цепочке. А Плюха нет. Все бегала себе как девочка, пока однажды утром я не услышала какой-то писк в беседке. Полезла на звук - под кучей старых тряпок сидит котенок, еще слепой, и плачет. Я его схватила и побежала показывать домашним - поднялся восторг. Появилась и сама Плюха - хвост торчком, мяукает, беспокоится, требует отдать. Мы, конечно, отдали и она, схватив  за шиворот, потащила его в беседку.
     Зачем же было бить по морде  ухажеров? Типичная ситуация - с десяток перебила только для того, чтобы в конце концов  все же не устоять. Девушки часто так делают... Причем маловероятно, чтобы ее победитель был наиболее достойным из всех претендентов - просто самым настойчивым. Достойные обычно обидчивы - если вы меня не хотите, сударыня, то я и навязываться вам не стану! И гордо удаляется. А кошка  не то чтобы не хочет - ей  нужно всего лишь доказать, что она неприступная. Как только доказала, так и сделалась уже сговорчивее. И тот, который из  настойчивых, быстренько делает свое дело. И тут же бросает доверчивую девушку - как будто и не он  только что обещал жениться и вообще все, что угодно,- терпел   от   нее побои  и даже приносил дохлых мышек и птичек - типичная мужская натура. Он терпел унижения ради удовольствия отомстить.
  Нашу Плюху бросили именно таким образом и мы до сих пор не знаем кто бы мог быть папашкой ее незаконнорожденного сына. Между прочим, Плюхина мама, кошка Лиза, строила свои отношения с котами совсем на другой основе. Чтобы она кого-то лупила  видеть не приходилось, хотя всяко, конечно, бывает    в кошачьей жизни, но вот кавалеры постоянные у нее водились. Сидят рядышком, или играют, или вылизывают друг друга и это чем-то напоминает влюбленных людей. Особенно долго  она встречалась с красивым  черным котом, которого мы прозвали Фараоном за агрессивность. Но вот черных котят у нее почему-то не появилось; видимо, Фараон был у нее для души, а для дела использовался кто-то другой. Неизмерима глубина женского коварства, независимо от  того с кем приходится иметь дело - с  женщиной-человеком, или с женщиной кошкой. Видимо, ей было неловко заниматься с Фараоном низменными делами - ведь Фараон такой возвышенный! Он потом обиделся и ушел. Потому что любой мужчина, неважно, кот это или человек, низменное  ценит превыше всего.
    Плюхин котенок, на мой взгляд, не представлял собой ничего особенного - обыкновенный полосатый мальчик. Но мама почему-то при виде его умилилась и сказала, что из всех он самый красивый. Толстый такой - ведь он был у Плюхи один, и все ее молоко ему доставалось, как тут не растолстеть? Так появилась кличка - Толстой. А потом само собой явилось имя и отчество - Лев Николаевич.
     Мы радовались, что он один, потому что Плюха могла осчастливить нас целым выводком и создать проблему - что с ними делать? А одного уж как-нибудь потерпим. Итак -  их у нас уже трое: Плюха, Кошмарик и Толстой. (По степени родства Кошмарик приходился Толстому дядей - он и относился к нему по-родственному: не пытался сожрать, играл, вылизывал, возился.)
     А я всегда мечтала иметь черного кота. И у нас даже было два черных котенка, но не везло - на одного наступили и он подох ( и вообще то была девочка), а другой подох сам по себе, без всякого насилия. Но мечта оставалась - и вот мама нашла у соседки приятельницы черного котенка-мальчика. Решили взять - еще до появления на сцене Льва Николаевича. А после его появления разыгралась дискуссия - брать черного или не брать? Мама уже успела увлечься и  выработала мнение - зачем брать чужого кота, если своего отдавать придется?
- Но ведь он же черный!- стояла на своем я.
  И черного решили взять.
  Когда он подрос немного, его забрали у кошки-мамы и принесли к нам в дом. Это оказался очень гордый и независимый котенок - он ходил боком и с выгнутой спиной и шипел на всех на нас и даже бил иногда лапой непонятно за что. На еду он кидался с  урчанием и чисто человеческими  словами  "Агр-ням-ням-ням!" Когда ему налили в одну миску вместе со всеми, он кинулся и все в испуге попятились. Кошмарик сел в полутора метрах и взирал с интеллигентским осуждением. Плюха пожала плечами, а мама сказала:
- Ишь ты, барин какой!
И черный стал Барином. И стало их у нас, таким образом, четверо.



В человеческом обществе Барина быстро поставили бы на место - побили бы. А в кошачьем его не трогали - уступали тарелку и ждали пока сам отвалится. Пытались поддерживать справедливость мы - сажали Барина на дерево или на крышу сарая и наливали в миску; пока он  соображал что к чему, пока слезал и бежал, остальные успевали хотя бы слегка перекусить. Но Барин оказался сообразительным и уже на второй день свой проигрыш во времени свел к нулю - несколько прыжков и он уже у миски:
- Агр-ням-ням-ням!!!
Кошмарик в конце концов обиделся и покинул общество совсем - залез на крышу и там демонстративно тосковал. Сидит на краю и смотрит вниз взглядом Юного Вертера (см. Гете). И даже после того, как  Барин, с трудом волоча свое раздутое брюхо, убирался, он оставался на крыше.
Не выдержала мама - пошла жалеть:
- Кошма-а-а-рик, Кошма-а-арик, ну иди к мамочке,- и тому подобное. И    показывает ему еду.
И ведь слез таки! Мурлыкает, ластится - ведь вот же бестия! Внимания требовал!  И маму он отличает от всех - постоянно держится поблизости от нее, ходит следом, смотрит человеческими глазами и вне себя от счастья, если его возьмут на руки и станут с ним играть.  Тоже играет мягкими лапами - не было случая, чтобы он выпустил когти. Еще вот что странно - котам полагается где-то бродить и дома появляться только изредка, а  этот не бродит. Сидит во дворе.
К бессовестному Барину общество в конце-концов привыкло и разбегаться перестало. Он рычит, а они стоят рядом и лопают. Особенно после того, как подрос Толстой и тоже оказался с барскими замашками  тоже урчит над миской.
Другом себе Барин выбрал меня. Как Кошмарик ходит за мамой, так Барин за мной. Когда я во дворе, он обязательно крутится поблизости  и при первой же возможности прыгает на колени - только сядешь, он подойдет, постоит рядом, как бы спрашивая позволения, потом прыгает и сразу же начинает изо всех сил мурлыкать. Как такого прогонишь? Вообще-то я  не очень большая любительница кошачьих нежностей, но Барин меня достал - я его глажу и чешу за ухом. А он поворачивает голову то так, то эдак, жмурится и всем своим видом показывает, что больше ему от жизни не нужно уже ничего.
  Плюха повадилась таскать соседских цыплят. Это ужасный скандал - если соседи узнают, что это наша кошка, то ведь и нам достанется! Не говоря уже о том, что саму Плюху могут попросту прибить и будут, в общем-то правы. Мы стали ее отучать - поймали, отняли цыпленка и слегка побили. С третьего раза она поняла и больше с цыплятами нам на глаза не попадалась - или перестала таскать, или таскает так, что даже мы не видим.
  Мама выступила на стороне Плюхи:
- А пусть цыплят как следует закрывают!
Что же касается меня, то я не вмешивалась вообще - будь что будет.
  Плюху соседи ни в чем не заподозрили, потому что своими глазами не  видели ни разу, а вину свалить на кого было - есть тут один кот-грабитель! Мерзкая такая личность... кстати, явный папашка нашего Кошмарика - вот кому Лизка позволила то, в чем отказала возвышенному Фараону! Все-таки  женщины иногда достойны осуждения! Даже английские леди, способные годами изводить своих английских джентльменов, были в состоянии вот так вот запросто согрешить с каким-нибудь конюхом,  без лишних слов - одно только дело! И то сказать - что тут рассусоливать?

Когда Лев Николаевич подрос, то стал любимчиком не только мамы, но всех -  тискают, носятся и не хотят отдавать. Тут появились люди, желающие его забрать - ясно, что станут кормить и не будут обижать, так дети уперлись - не отдадим!  А ведь их у нас, между прочим, уже четверо! Миллион котов под дверью! И все кричат "мяу" и требуют жрать! Они Тобика объедают, однако! А ведь Тобик службу несет, охраняет двор. А тут  еще мама и мы, гринписовцы в собственной семье, подобрали на мусорке новорожденного щенка! Что было делать папе? Отнести обратно и тем самым показать, что он зверь?.. Он стал щенка кормить. Мы еще думали, что это бульдог и недоумевали как его могли, породистого, выбросить!  Сейчас щенок подрос, открыл глаза и ничего бульдожьего в его морде уже не просматривается - типичнейшая дворняжка! Веселый, пушистый щен. Пока без имени - ничего к нему не приклеивается; между прочим, приятель Барина - именно Барин первым перестал выгибать на него спину и шипеть. Теперь вместе играют. Дети.
   Но Льва Николаевича, конечно же, придется отдавать. И мы отдали его той самой соседке, у которой взяли Барина - она сказала, что у нее знакомые как раз просили такого.
   Как только  Толстого отдали, так котов сразу же стало много меньше!
Их только трое! Вот еще бы Плюху куда-нибудь пристроить - и тогда будет полный порядок! Прекратится рост поголовья! Но кто ее возьмет?
  Благодать продолжалась ровно один день. На следующее утро выхожу - сидит перед крыльцом Плюха и под брюхом у нее Лев. Сосет молоко. А Плюха смотрит на меня с такими словами:
- Ну что, съела?
Мы, гринписовцы, обрадовались. А соседка почему-то не звонит  - дескать, пропал котенок, не пришел ли он, случайно, к вам? Ничего, мы денек потерпим, а потом позвоним ей сами!

Свинья ты, а не кот
  Однажды мы взяли Барина на фазенду.  Поначалу он вел себя в машине спокойно, но километров через пять начал волноваться, кричать и вырываться. Мама  стала его гладить и успокаивать -  и он успокоился, но  стоило показать ему вид из окна, как он снова запаниковал. Бедный зверь просто ни разу еще не видел такого зрелища. Мы проверили - посадили его вплотную к лобовому стеклу - кот пришел в ужас. Спрятали его голову - успокоился.
  На фазенде мы за ним присматривали - чтоб не ушел, ведь коты любят гулять. Но он даже не пытался - он держался рядом с нами и мешал копать картошку, вероятно, он боялся, что мы завезли его сюда с целью здесь и бросить. А когда мы поехали обратно и он понял, что выбрасывать его никто не собирается, он успокоился и вел себя вполне нормально; ему только было жарко и он дышал по собачьи - раскрыв рот и высунув язык, я  и не знала, что кошки так делают.

  У наших котов всегда остро стоит продовольственная проблема - разносолами мы их не   балуем, ибо самим  не хватает. Едят все, что придется: картошку, овощи, кашу... а что-либо мясное очень редко. И вот Плюха нашла выход - ловит диких голубей и кормит ими всю ораву - и своего Льва, и Барина с Кошмариком. Уже второй раз замечаю - утром у каждого примерно по одинаковому куску дичи, а в цветнике валяются перья.  Никто не рычит, не дерется. И сама Плюха не волнуется, ибо это ведь не цыпленок! Она понимает, что ей за это ничего не будет. И в самом деле - разве можно запретить хищнику  охотиться? Между прочим, мама высказала пожелание, чтобы Плюха ловила голубей и для нас. Но вряд ли Плюха станет себя утруждать.
   Да, еще интересно то обстоятельство, что коты, сожрав голубя, все равно встретили меня мявом - требовали еды. Я дала им хлеба - Барин   и Кошмарик стали его есть. Ну прямо как у людей - что за еда без хлеба?
Если так и дальше пойдет, то они у нас разговаривать научатся.
   А после еды они развалились кто где. Кто-то лежал сам по себе, а Кошмарик  положил голову на Льва - они отдыхали вместе. Вообще у них в обществе такой порядок и взаимопонимание, что иногда завидно становится - у людей бы так!  Я не помню, чтобы они хотя бы один раз  поссорились. И даже у тарелки рычать уже перестали. Наверное, им у  нас не так уж плохо...
     Сегодня Кошмарик порезал папе палец когтями - он утром вынес им кости и хотел отдать - но не успел. Кошмарик подскочил и вонзил ему в палец когти: сразу два.  И повис на пальце.  Папа рассвирипел, схватил его и швырнул - кот пролетел по воздуху метров 20, шлепнулся, поднялся на ноги, подумал, обиженно замяукал и убежал. Но через полчаса пришел. "Сволочь ты,- сказал ему папа.- Свинья ты, а не кот."
    После этого он поймал крысу. Задушил и принес к крыльцу и положил - это он просил у нас прощения и доказывал, что не зря жрет хлеб и что от него тоже есть польза.
   Крысу они начали есть на следующий день. Все ели.  Вначале съели половину, потом осталась только голова с зубами, желтыми. Потом остался только кусочек крысиной шкуры размером с палец перчатки.


     Плюха решила отдалиться от общества - похоже, она пришла к выводу, что всех не прокормишь и  думает теперь только о том, как бы прокормить себя. Она больше не приносит свои жертвы к общему столу, но сжирает их где-то в уединении. И потом приходит такая гордая, с набитым брюхом и издали смотрит на то, чем можно поживиться у нас и даже понюхать не подходит. Дескать, у нее есть кое-что получше. И только изредка, когда охотничья удача ей изменяет, она, так и быть, присоединяется к общей сковородке.  Очень гордая кошка.




   Собака

       Короче, щенка нашли около мусорного ящика.(Там скулило еще два). Он был слепой и, как мы прикинули, день отроду - ну, выкинули щенков хозяева, чтобы не топить. Я не намерена их критиковать и призывать на их головы громы и молнии - что  поделаешь? Так устроена жизнь. Бывает и хуже. Тем более, что вот этот вот конкретный выброшенный щенок не пропал, а оказался у нас.
  Щен остался у нас.
  Мы кормили его из детской бутылочки с соской и нас очень трогала его беспомощность. Он ходил под себя, естественно, но нас это не возмущало - вытирали и все.
     Мы гадали какой он породы. У него была сплюснутая морда и большие губы и мы, просмотрев  фотографии, пришли к выводу, что это - французский бульдог. Мех у него был короткий и черный и нам нравилось с ним играться. Бедный щен - если бы не мы, то так бы он около мусорника и погиб.
     Странно, вообще-то, - как могли выкинуть породистую собаку? Наверное, он нечистых кровей. Помесь какая-то. Ничего, мы согласны и на помесь.
            Мы ждали, когда он откроет глаза.  Недели через полторы он открыл, однако  глаза еще не видели, они были какими-то мутными и он явно ими не пользовался - ползал по прежнему и тыкался мордочкой. И еще дня три было так - но потом он прозрел на самом деле.
              Коты его  запрезирали с первого дня. Мы пытались их познакомить -  коты отстранялись.  А самому щенку на котов было вообще наплевать.
   Положение изменилось, когда он прозрел и начал есть из миски. Вот когда коты забыли о своем высокомерии - и принялись собаку грабить. Он ест - и они пристраиваются рядом.  Особенно преуспел Барин. Он кидался со своим боевым кличем (агр-ням-ням-ням) и оттирал собаку. И вот однажды мы услышали нечто непонятное - то же самое агр-ням, только как-то иначе. Вскочили - это рычал на котов собака. Научили!  И не просто рычал - он их начал валять! Кидается, хватает за горло и валяет по полу!
     Потом, правда, они  перестали ругаться и ели вместе вполне мирно. Только иногда, когда уже мало оставалось, щенок начинал рычать.
        Когда он  окреп, мы перевели его на улицу. И там его стали доставать куры.  Подходит курица, эдак вопросительно на него смотрит, вытягивает шею и носом его по голове - тюк!
- Ай! - и  собака прячется, а куры наваливаются на его сковородку. Но это продолжалось недолго - не более одного дня.  Он стал кидаться на кур, лаять и рычать и они не выдержали. Один раз произошла смешная сцена - щенок лежал на крыльце, а его сковородка стояла внизу - он, в общем-то, уже наелся. Подошли куры. Стали клевать. Он наверху увидел это и забеспокоился - залаял на них. Не помогло. И тогда он стал спускаться. Ноги еще короткие - спустился кубарем. Но не смутился. Бросился на них. И отбил таки свою сковородку! Отогнал!
        Поставили мы ему на улице будку. Постелили сена. И там получился спальный вагон - коты все собираются у него на ночь спать. А одна из куриц взяла и снесла там яйцо...
             Общежитие у них тут, короче.



                 ФИНАЛ ТРАГЕДИИ


Первым пропал Лев Николаевич. Пропал и все. Он был еще маленький котенок, размером с полторы крысы, наверное, кто-то его задушил и съел. Сами коты, наверное, могли это сделать - они ведь едят своих.
Потом пропал Барин. Он был уже размером с половину взрослого кота - что с ним могло сделаться? День не появлялся, второй, третий... а ведь он со двора вообще не уходил. Барина мне особенно жаль - ведь он был моим приятелем! Он постоянно крутился около меня...
Через неделю пропала Плюха. Вот уж от нее мы такого не ожидали. Ее ждали долго, надеялись, но она все равно больше не появилась. Что с ними может происходить на наших дворах? Может, тут у нас водятся какие-то хищники, которых люди не видят? Я где-то читала, что такие в городах водятся. Адаптировались к цивилизации.
Мы стали бояться за Кошмарика - ведь из всего нашего миллиона котов он остался один. Маленький белый кот с серым правым ухом и серым хвостом. По ночам приходили всякие мордовороты и с ним дрались. Зда-а-ровенные котяры! Морды - во! А он защищал от них свою территорию. По утрам мы находили в разных местах двора клочья шерсти - белой и прочей всякой другой. Это ничего, что он интеллигентный кот и маленький. И что с душой юного Вертера. Насчет подраться он хоть куда. Выходим утром - у него ухо в крови. В другой раз лапу прокусили... Если бы успели подрасти Лев и Барин, то они, наверное, держали бы оборону втроем, а так ему приходилось отдуваться одному.
Но Кошмарик не пропал. Остался один, сидит дома. Живой пока.
Зато подох щенок, так и не успев стать взрослой собакой.

Он был каким-то не вполне нормальным. Кличка к нему никакая не прилипала. Мы уже стали называть его Шариком...  и вдруг он отличился - начал кричать. Верезжит так, как будто бы его мучают. Хвост в крови и лапа в крови. Мы решили, что он зацепился в будке за гвоздь и папа повыдергивал и позагибал все, за что там у него можно было зацепиться. Он умолк, но потом снова закричал. И снова в крови хвост и лапа. Стал папа его осматривать и разобрался - кровь на лапу попала с хвоста, а на хвосте она появилась из-за того, что стала слезать там шкура. Наконец-то я поняла, почему собакам рубят хвосты!  У них, наверное, есть какая-то болезнь, врожденный вывих какого-то позвонка в хвосте, и  по этой причине у них начинает сползать шкура. Как прикажете лечить? Наложить повязку? И долго она на хвосте продержится? Остается одно - рубить!
Папа взял топор. Никогда не рубил собакам хвосты. Вроде бы проблемы никакой - тюк один раз! И все. Но топор не шашка, на лету хвост не срубишь! Надо на что-то положить. И на земле рубить как-то несподручно - вдруг не отрубишь, а только пожуешь? Приволок чурбак. Сбежалось все семейство - папа собаке хвост пошел рубить! И он с топором в правой руке. И с собакой в левой - старается примостить как-нибудь его хвост на чурбаке. А он хвостом вертит. Дети предлагали подержать хвост. Папа не разрешил - хвостик маленький, тюкнуть топором придется рядом с детской рукой. Вы представляете, что будет, если он промахнется и хвост останется на месте, а рука... Он на это не пошел. Он просто стоял над ним и ждал удобного момента. И ведь отхватил таки хвост с первого удара!
Пес зааяякал, но очень быстро успокоился. Вообще успокоился - видимо, после краткого, мгновенного всплеска, улеглась боль, которая дня три уже не давала ему покоя.
Появилась кличка - Обрубок. Обрубочек - так мы его стали дразнить. Мы услышали. И некоторое время так его называли. И еще - Рубчик.


Пейджмекер
Этого кота мы взяли у соседки. Черный кот подросток. Долго не могли придумать ему имя. Потом приклеилось Пейджмекер - потому что папа как раз начал работать с этой программой. Иногда его называют Пейдж. А иногда - Жмекер. Хороший кот, ласковый, спит с детьми, играет, но много и не по делу мяукает. И еще он голубой. Он дает Кошмарику. Кошмарик долго лез на него с гнусными намерениями, но Жмекер уворачивался. А недавно я увидела, что Кошмар сидит на нем верхом и делает фрикции, а Пейдж не уворачивается и вроде бы даже балдеет. Анальный секс, короче. Не думала я, что этим занимается кто-то кроме людей. И ведь поначалу сопротивлялся, гад. И Кошмар тоже хорош!