Category: медицина

Katya

Опять скорая разбилась...

https://www.vazhno.ru/a/41764/20200121/ves-ekipazh-skoroj-pomoshi-pogib-v-dtp/ab-intext/
Весь экипаж «скорой помощи» погиб в ДТП
21 января 2020, 10:19
В Марий-Эл в результате столкновения «скорой помощи» и грузовика погибли три человека – водитель, фельдшер и медсестра медицинского автомобиля.
Трагедия произошла утром 21 января на 47-м километре дороги "Йошкар-Ола - Уржум". Обстоятельства аварии устанавливаются.


Бирюкова: Вот он, закон парных случаев. Гибнет вторая бригада. Они были при исполнении, как и первая. Пухом вам земля, коллеги, и вечная вам память. Вы погибли за други своя. Вы не успели на свой последний вызов. Вместо вас приехала другая бригада.
Katya

Дело врачей-вредителей -53



Бирюкова: Мне в Википедии еще одна статья понравилась. Вот эта:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BB%D0%BE_%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%B9

Дело врачей (дело врачей-вредителей[1] или врачей-отравителей), в материалах следствия дело о сионистском заговоре в МГБ, также дело Абакумова — уголовное дело против группы видных советских врачей, обвиняемых в заговоре и убийстве ряда советских лидеров. Истоки кампании относятся к 1948 году, когда врач Лидия Тимашук на основании электрокардиограммы диагностировала у Жданова инфаркт миокарда, однако руководство Лечебно-санитарного управления — Лечсануправ Кремля заставило её написать другой диагноз и назначило Жданову лечение, противопоказанное при инфаркте, приведшее к смерти пациента.
В тексте официального сообщения об аресте, опубликованного в январе 1953 года, было объявлено, что «большинство участников террористической группы (Вовси М. С., Коган Б. Б., Фельдман А. И., Гринштейн А. М., Этингер Я. Г. и другие) были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией „Джойнт“, созданной американской разведкой якобы для оказания материальной помощи евреям в других странах». В связях с этой же организацией ранее были обвинены и проходившие по делу Еврейского Антифашистского комитета. Огласка дела местами приобрела антисемитский характер[2] и влилась в более общую кампанию по «борьбе с безродным космополитизмом», проходившую в СССР в 1947—1953 гг.
После ареста группы врачей кампания приняла общесоюзный характер, но закончилась после смерти Сталина в начале марта того же года. 3 апреля все арестованные по «делу врачей» были освобождены, восстановлены на работе и полностью реабилитированы.

Содержание
1Предыстория
2Сообщение о начале дела
3Следствие по делу
4Обвиняемые
5Резонанс
6Прекращение дела
7Возможное завершение дела врачей и вопрос о депортации
8Историография
9См. также
10Примечания
11Литература
12Ссылки


Предыстория
См. также: Борьба с космополитизмом
Дело врачей стало кульминацией политики, проводившейся в СССР в предыдущие годы[8].
Начиная с 1948 года в СССР уже шла кампания по борьбе с космополитизмом, которая приобрела антисемитские формы, поскольку в роли так называемых «безродных космополитов» чаще всего оказывались люди с еврейскими фамилиями. Появились негласные указания не допускать евреев на ответственные посты[9].
В 1952 году расстрелом 13 известных еврейских общественных деятелей и репрессиями в отношении более 100 человек завершилось дело Еврейского антифашистского комитета. Среди жертв этого дела был главный врач больницы им. БоткинаБ. А. Шимелиович. Ранее в СССР проходили процессы, в которых врачи обвинялись в умышленном убийстве пациентов, в частностиТретий московский процесс (1938), где среди подсудимых были трое врачей (И. Н. Казаков, Л. Г. Левин и Д. Д. Плетнёв), обвинявшиеся в убийствах Горького и других[10].
Кроме того, в странах Восточной Европы прошёл ряд политических судебных процессов, на которых кроме обычных обвинений в «предательстве» и планах «реставрации капитализма» добавилось новое — «сионизм». В ноябре 1952 года на процессе в Чехословакии, где подсудимыми проходили 13 человек, из них 11 евреев, включая Генерального секретаря ЦК КПЧ Рудольфа Сланского, было оглашено обвинение в покушении на убийство президента республики и одновременно Председателя КПЧ К. Готвальда при помощи «врачей из враждебного лагеря»[10].
Сообщение о начале дела
Проект сообщения ТАСС и материалов СМИ (в частности, газеты «Правда») об аресте группы «врачей-вредителей» был утверждён 9 января 1953 г. на заседании Бюро Президиума ЦК КПСС. Руководителем секретариатаИ. В. Сталина А. Н. Поскрёбышевымсекретарю ЦК КПСС и руководителю отдела пропаганды и агитацииН. А. Михайлову была направлена служебная записка[11]:

«Т. Михайлову. Посылаю 1 экз. "хроника" арест врачей-вредителей для помещения в газетах на 4-й полосе справа[11]»



Сообщение об аресте врачей и подробности «заговора» появились в статье без подписи «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей», опубликованной в «Правде» 13 января1953 года. Статья, как и правительственное сообщение, делала упор на сионистский характер дела: «Большинство участников террористической группы — Вовси, Б. Коган, Фельдман, Гринштейн, Этингер и другие — были куплены американской разведкой. Они были завербованы филиалом американской разведки — международной еврейской буржуазно-националистической организацией „Джойнт“. Грязное лицо этой шпионской сионистской организации, прикрывающей свою подлую деятельность под маской благотворительности, полностью разоблачено». Далее действия большинства арестованных увязывались с идеологией сионизма и возводились к уже фигурировавшему в деле Еврейского Антифашистского комитета тайно убитому сотрудниками МГБ СССР в 1948 годуСоломону Михоэлсу.
Героем, изобличившим убийц в белых халатах (популярный пропагандистский штамп этой кампании), пропаганда представила Лидию Тимашук — врача, обращавшуюся в ЦК с жалобами на неправильное лечение Жданова ещё в 1948 году. «За помощь в деле разоблачения врачей-убийц» она была награждена орденом Ленина.

Бирюкова: Тимошук была права и орден получила правильно.
И еще - Этингер! Не родственник ли одного фигуранта в деле Бейлиса?


Следствие по делу
разрабатывалось органами МГБ под руководством подполковника М. Д. Рюмина, написавшего в 1951 году донос Сталину о «сионистском заговоре» в органах госбезопасности. 29 октября 1952 г. Игнатьев доложил Сталину, что специалисты-медики подтвердили факт преступного лечения кремлёвских руководителей. Сталин немедленно дал санкцию на арест главных «заговорщиков»[14]. Сталин ежедневно читал протоколы допросов. Он требовал от МГБ максимальной разработки версии о сионистском характере заговора и о связях заговорщиков с английской и американской разведками через «Джойнт» (американская еврейская благотворительная организация)[15]. Он угрожал новому министру госбезопасности С. Игнатьеву, что если тот «не вскроет террористов, американских агентов среди врачей», то он будет арестован, как его предшественник Абакумов: «Мы вас разгоним, как баранов»[16]. В октябре 1952 года Сталин давал указания применять к арестованным врачам меры физического воздействия (то есть пытки)[17][18]. 1 декабря 1952 года Сталин заявил (в записи члена Президиума ЦКВ. А. Малышева): «Любой еврей-националист — это агент американской разведки. Евреи-националисты считают, что их нацию спасли США… Среди врачей много евреев-националистов»[19]. С 6 ноября 1952 г. по указанию Рюмина в камерах Лубянки ввели круглосуточное содержание узников в металлических наручниках. Причём, в дневное время руки заковывались за спиной, а в ночное — спереди. Однако заключённые упорствовали. Их доставили в Лефортовскую тюрьму и избили резиновыми палками (во Внутренней тюрьме на Лубянке ещё не было приспособленного для пыток помещения). 15 ноября 1952 г. Игнатьев доложил Сталину, что к Егорову, Виноградову и Василенко применены меры физического воздействия, для чегоподобраны… два работника, могущие выполнять специальные задания (применять физические наказания) в отношении особо важных и опасных преступников. Чтобы в дальнейшем не тратить время на транспортировку узников в Лефортово, в декабре 1952 г. начальник Внутренней тюрьмы А. Н. Миронов оборудовал пыточную в своём кабинете[14]. 24 ноября 1952 г. первый заместитель министра госбезопасности С. А. Гоглидзе доложил Сталину: Собранными документальными доказательствами и признаниями арестованных установлено, что в ЛСУК действовала террористическая группа врачей — Егоров, Виноградов, Василенко, Майоров, Фёдоров, Ланг и еврейские националисты — Этингер, Коган, Карпай, стремившиеся при лечении сократить жизни руководителей Партии и Правительства. Тем не менее, Сталин продолжал оказывать давление на МГБ, требуя усиления «оперативно-следственной активности» по делу. В результате в январе начались новые аресты медиков[20].

Обвиняемые
В сообщении ТАСС от 13 января[21] говорилось о 9 «заговорщиках, участниках террористической группы»:
1. Вовси М. С. — профессор, врач-терапевт;
2. Виноградов В. Н. — профессор, врач-терапевт;
3. Коган М. Б. — профессор, врач-терапевт;
4. Коган Б. Б. — профессор, врач-терапевт;
5. Егоров П. И. — профессор, член-корреспондент АМН, врач-терапевт, ведущий врач Сталина[22],
6. Фельдман А. И. — профессор, врач-отоларинголог;
7. Этингер Я. Г. — профессор, врач-терапевт;
8. Гринштейн А. М. — профессор, академик АМН, врач-невропатолог;
9. Майоров Г. И. — врач-терапевт.
Они были арестованы в период с июля 1951 по ноябрь 1952 года. Помимо них по «делу врачей» были арестованы ещё многие, в том числе создатель и хранитель забальзамированного тела Ленина профессор Б. И. Збарский (декабрь 1952 года), писатель Лев Шейнин (февраль 1953 года).
Большинство обвиняемых были евреями, в том числе арестованные чуть позднее врачи:
• Н. А. Шерешевский (врач-эндокринолог, профессор),
• M. Я. Серейский (психиатр, профессор),
• Я. С. Тёмкин (отоларинголог, профессор),
• Э. М. Гельштейн (терапевт, профессор),
• И. И. Фейгель (гинеколог, профессор),
• С. Е. Незлин (фтизиатр, профессор),
• В. Е. Незлин (терапевт, профессор),
• С. Е. Карпай (терапевт, заведующая кабинетом функциональной диагностики Крёмлевской больницы),
• Н. Л. Вильк (доцент),
• Е. Ф. Лифшиц (педиатр),
• Б. И. Збарский (биохимик, профессор);
• Я. Л. Рапопорт (патологоанатом, профессор),
• Л. Х. Кечкер (терапевт, профессор), и другие.
Также в ходе дела пострадали советские врачи других национальностей:
• А. А. Бусалов (хирург, профессор)[23];
• В. В. Закусов (фармаколог, профессор);
• В. Ф. Зеленин (терапевт, академик АМН СССР);
• Б. С. Преображенский (отоларинголог, академик АМН СССР);
• В. Х. Василенко (терапевт, профессор);
• А. Н. Фёдоров (патологоанатом)[24];
• Н. А. Попова (невропатолог, профессор)[25].
К делу посмертно были привлечены М. Б. Коган, М. И. Певзнер и Б. А. Шимелиович. Утверждалось, что арестованные действовали по заданию «еврейской буржуазно-националистической организации „Джойнт“»[26]. Участником заговора был назван и убитый по приказу Сталина за пять лет до этого известный актёр С. М. Михоэлс, двоюродный брат одного из арестованных врачей, главного терапевта Советской Армии генерал-майора медицинской службы М. С. Вовси.

Бирюкова: Меня здесь особенно заинтересовали патологоанатомы. Значит, они тоже были в деле. Так вот почему на вскрытии тела Сталина они не удосужились определить время свертывания крови. Атеросклероз, х-ха! Вы это долбаку Месяцеву вкручивайте, а не мне! Это не атеросклероз, это дикумарин. Уроды.

Резонанс
«Дело врачей» вызвало преследования родственников и сослуживцев арестованных, а также волну антисемитских настроений по всей стране[27]. В отличие от предыдущей кампании против «космополитов», в которой евреи, как правило, скорее подразумевались, чем назывались прямо, теперь пропаганда прямо указывала на евреев. 8 февраля в «Правде» был опубликован установочный фельетон «Простаки и проходимцы», где евреи изображались в виде мошенников. Вслед за ним советскую прессу захлестнула волна фельетонов, посвящённых разоблачению истинных или мнимых тёмных дел лиц с еврейскими именами, отчествами и фамилиями[28]. Самым «знаменитым» среди них стал фельетон Василия Ардаматского «Пиня из Жмеринки», опубликованный в журнале «Крокодил» 20 марта 1953 г.[19], уже после смерти Сталина.
Как отмечает д-р ист. наук Борис Клейн, сразу после сообщения ТАСС 13.01.1953 об аресте 9 врачей, «в американских верхах складывалось мнение, что… Это может быть началом радикальной чистки, наподобие чисток в СССР 1930-х годов… Вполне возможно, Сталин намерен ликвидировать более молодых и властолюбивых политиков из своего окружения, например Л. П. Берию»[5].
Константин Симонов много лет спустя записывал: «„Врачи-убийцы“ — страшнее, кажется, придумать было невозможно. Всё было рассчитано на огромный резонанс. В общем было ощущение, что последствия всего этого могут оказаться поистине невообразимыми»[29].
Леонид Смиловицкий пишет, что кампания по нагнетанию массового психоза и антисемитизма была предназначена для зондажа общественного мнения по отношению к репрессиям не только к конкретным обвиняемым, но и евреям вообще[30].
Прекращение дела
Бывший следователь по особо важным делам МГБ СССР Николай Месяцев утверждал, что был назначен разобраться с делом врачей по поручению Сталина. Он сказал[31]:
Искусственность сляпанного «дела врачей» обнаруживалась без особого труда. Сочинители даже не позаботились о серьёзном прикрытии. Бесстыдно брали из истории болезни высокопоставленного пациента врождённые или приобретённые с годами недуги и приписывали их происхождение или развитие преступному умыслу лечащих врачей. Вот вам и «враги народа»
Он утверждает, что он и его коллеги приступили к работе по надзору за этим делом через 6 дней после объявления в СМИ о начале дела врачей, то есть 19 января. Согласно этой версии, в середине февраля было подготовлено заключение, что дело сфальсифицировано.

Бирюкова: Ах, "обнаруживалась без особого труда"!Ах, этот Месяцев такой умный-умный и все видит насквозь даже без рентгена... А ты бы таки потрудился, дебил! Пруфы - в студию! Что, нету? Так чего разгавкался? Врачи-вредители реально угробили Щербакова и Жданова! А потом еще и самого Сталина. А ты, мразота, мне тут гавкать будешь?! Еще один выдающийся спец в области врачевания!

По словам Месяцева, все попытки привязать его прекращение к смерти Сталина в начале марта являются спекуляцией[31]. Однако при этом вал обвинений против врачей и антиеврейских публикаций в печати с середины февраля нарастал и прекратился лишь через некоторое время после смерти Сталина[32].
Доктор исторических наук Геннадий Костырченко, опровергая утверждения Месяцева, пишет, что Сталин не просто контролировал, но и лично направлял расследование по этому делу требуя «раскрыть» не только вредительское лечение, сколько шпионаж и террор[33]. Сразу же после расправы над 11 чехословацкими руководителями, казнёнными по делу Сланского, где также использовались мотивы «вредительского лечения», 4 декабря Сталин вынес на рассмотрение президиума ЦК вопрос «О положении в МГБ и вредительстве в лечебном деле»[34]. Костырченко считает, что развязывая публичную пропагандистскую кампанию, Сталин готовил публичный политический процесс[35]. Он пишет, что отмену дела инициировал 13 марта (то есть через неделю после смерти Сталина) Лаврентий Берия[36].
Высказывалось мнение, что уже 2 марта антисемитская кампания в прессе была свёрнута[15][37]. Однако ещё 15 марта в «Правде», в номере 74-12642, появилась статья Я. Калнберзина, посвящённая бдительности, необходимой, якобы, в связи с широкой шпионской деятельностью США против СССР. В качестве доказательства приводились злодеяния орудовавших в СССР врачей-вредителей, «продавшихся рабовладельцам-людоедам из США и Англии». Антисемитский (по мнению некоторых еврейских публицистов)[19][38] фельетон В. Ардаматского «Пиня из Жмеринки»,

Бирюкова: Непременно найду и прочитаю! И опубликую! Особенно важно применение слова "людоеды"; это не оговорка, не журналюжый прием, это прикосновение к сути.

в котором описывались факты хищений неким жителем Жмеринки, был опубликован в журнале «Крокодил» 20 марта.
Все арестованные по «делу врачей» были освобождены (3 апреля) и восстановлены на работе. Было официально объявлено (4 апреля), что признания обвиняемых были получены при помощи «недопустимых методов следствия». Разрабатывавший «дело врачей» подполковник Рюмин (к тому времени уже уволенный из органов госбезопасности) был немедленно арестован по приказу Берии; впоследствии, уже в ходе хрущёвских процессов над исполнителями репрессий, он был расстрелян (7 июля 1954 года).

Возможное завершение дела врачей и вопрос о депортации

Вызывавшее столь сильный общественный резонанс дело могло закончиться соответствующей кульминацией. Ходили слухи, что основных обвиняемых предполагалось публично казнить на Красной площади[39]. Яков Яковлевич Этингер — сын умершего в тюрьме профессора Я. Г. Этингера, также свидетельствует, что много позже после смерти Сталина, Булганин в разговоре с ним подтвердил, что суд над врачами намечался в середине марта 1953 года, осуждённых планировалось публично повесить на центральных площадях крупных городов СССР — примерно таким образом закончилось «дело Сланского» в начале декабря 1952 в Чехословакии.
Существует версия, согласно которой громкий процесс врачей должен был стать сигналом для массовых антисемитских кампаний и депортации всех евреев в Сибирь и на Дальний Восток. На фоне провоцируемых советской пропагандой внезапно вспыхнувших антисемитских настроений среди населения, депортация должна была выглядеть как «акт гуманизма» — спасение евреев от «народного гнева», погромов и самосуда.
По некоторым, документально не подтверждённым данным, было подготовлено письмо, которое должны были подписать видные деятели советской культуры, суть которого сводилась к следующему: «Мы, видные деятели культуры, призываем советское руководство оградить предателей и безродных космополитов еврейского происхождения от справедливого народного гнева и поселить их в Сибири»; по сведениям из других источников и воспоминаний современников это письмо должно было быть подписано именитыми советскими евреями, включая Кагановича. Бенедикт Сарнов приводит письмо Эренбурга, адресованное Сталину, в котором он якобы уточняет целесообразность такого шага[43]. Предполагалось, что советское руководство должно благосклонно отозваться на эту просьбу. Есть многочисленные свидетельства современников о том, что слухи о депортации циркулировали по Москве сразу после сообщения о начале дела врачей.
Доктор Костырченко сказал мне: «Конечно, проживи он [И. В. Сталин] ещё несколько лет, до этого [депортации советских евреев] вполне могло бы дойти»
— Самсон Мадиевский[44]
Многие исследователи, не отрицая антисемитской сущности «дела врачей», ставят под серьёзное сомнение существование планов депортации евреев. Подробное исследование данного вопроса (с привлечением архивных материалов) см. в статье исследователя советского государственного антисемитизма Геннадия Костырченко[45]. Историк Жорес Медведев в своей книге «Сталин и еврейская проблема» также пишет, что существование упоминаемого во многих книгах плана депортации евреев не подтверждается какими-либо архивными документами[46].
Историография[править | править код]
В кандидатской диссертации А. С. Кимерлинг отмечается, что изучение этой темы в СССР стало возможным лишь на исходе перестройки. На первом этапе в конце 1980-х годов были опубликованы записки, очерки, размышления непосредственных участников политической кампании, прежде всего, жертв. В журнальных материалах были представлены версии как проводников, так и жертв кампании. Начал формироваться политологический анализ. На втором этапе в 1990-х годах начались глубокие исторические исследования. Был опубликован ряд архивных документов, монографии и отдельные статьи. Тема затрагивалась в исследованиях более широкого плана в области современной истории, а также социологии и политологии[47]. Авторами наиболее важных научных монографий по теме Кимерлинг называет Геннадия Костырченко, Джонатана Брента, Владимира Наумова, Жореса Медведева, особо выделяя две книги Костырченко — «В плену у красного фараона» и «Тайная политика Сталина»[48].

*

Дакладная Игнатьева.

Докладываю вам, товарищ Сталин, что во исполнение Ваших указаний от 5 и 13 ноября с.г. сделано следующее:

1. Доставлена из Владимирской тюрьмы в МГБ СССР жена Кузнецова для допроса ее по поводу вредительства в лечебном деле и преступных связей с работниками Лечсанупра Кремля.
2. К Егорову, Виноградову и Василенко применены меры физического воздействия и усилены допросы их, особенно о связях с иностранными разведками.
Протоколы допроса Виноградова и Василенко представим 17 и 18 ноября.
3. Абакумов переведен из Лефортовской в Бутырскую тюрьму и содержится в ручных кандалах. Расположение камеры, в которой находится Абакумов исключает возможность его связи с кем-либо из лиц, не имеющих отношения к его охране и допросам.
Абакумов охраняется людьми, не знающими его и неизвестными ему. Содержится Абакумов не под фамилией, а под присвоенным ему номером.
4. Подобраны и уже использованы в деле два работника, могущие выполнять специальные задания (применять физические наказания) в отношении особо важных и особо опасных преступников.
5. Власик через руководство МВД СССР вызван в Москву. После прибытия он будет спрошен о связях с Егоровым и известных ему фактах преступного отношения врачей к лечению руководящих работников.
6. План выгодной для нас ликвидации радиоигр, ведущихся с противником из Прибалтийских советских республик представим Вам к 20 ноября. Эта работа возложена на тов. Рясного.
Игнатьев, 15 ноября 1952 года.

-==-

Бирюкова: С этого момента в моем маленьком круглом кабинете будет размещен портрет Сталина. Вот этот.



Но это не означает, что я хотела бы работать под его чутким руководством. У него был безобразный юмор и я не пожелала бы этого терпеть. Я очень рада, что нас разнесло по времени.

Katya

Бригада "скорой помощи" целиком погибла в ДТП



13 декабря 2019, 14:25

В Иркутской области начата проверка по факту ДТП, в котором погибли водитель и фельдшер скорой помощи Шелеховской районной больницы. Известно, что водителю было 57 лет, женщине-фельдшеру – 54.
Трагедия произошла в результате столкновения скорой помощи с большегрузным автомобилем. Кто стал виновником ДТП, сейчас выясняют правоохранители.

Бирюкова: Эх, коллеги... Пухом вам земля и вечная вам память. Вы находились при исполнении.


https://www.vazhno.ru/a/38367/20191213/brigada-skoroj-pomoshi-celikom-pogibla-v-dtp/ab-intext/
Katya

Больница Зайцева в Киеве



Михаил Кальницкий - историк, исследователь киевской старины. Специально для "Первое экскурсионное бюро" .

Источник: http://www.primetour.ua/uk/company/articles/blagotvoritelnyie-uchrezhdeniya-zaytsevyih.html
© "Первое экскурсионное бюро".


Из предыдущей нашей статьи читатели могли узнать, как на протяжении второй половины ХІХ века складывалась промышленная застройка современной улицы Фрунзе (бывшей Кирилловской), как стремительно возводились крупные заводские корпуса. Впрочем, иногда строительство тормозилось вследствие различных обстоятельств. Едва ли не самой удивительной среди подобных причин оказалась сенсационная археологическая находка, которую посчастливилось сделать в 1893 году выдающемуся исследователю древностей Викентию Хвойке. Двор обширной усадьбы по нынешней ул. Фрунзе, 59–61 выходил на верхнее плато горы Юрковицы, где находился кирпичный завод. На склоне горы образовалось «глинище» – карьер, из которого добывали сырье для кирпича. И вот среди этой глины Хвойка сумел разглядеть многочисленные кости мамонтов, кремневые орудия наших пращуров, остатки жилья. С того времени на археологической карте Киева появилась так называемая Кирилловская стоянка эпохи палеолита (примерно 20-тысячелетней давности). В то время кирпичное предприятие принадлежало козелецкому купцу Игнату Багрееву. Рядом с ним на Кирилловской улице в 1896 году приобрел участок известный предприниматель, сахарозаводчик Иона Зайцев. Родился Иона Мордкович Зайцев в 1828 году близ Канева, со временем он переехал в Киев, где в 1893 году основал небольшую бесплатную хирургическую больницу на 7–10 коек в нанятом здании. Вскоре благотворительное учреждение получило название в честь «бракосочетания Их Императорских Величеств (Николая ІІ и Александры Федоровны) 14 ноября 1894 г.» Тем не менее, Зайцеву и его постоянному вдохновителю и консультанту – известному хирургу Григорию Быховскому – казался недостаточным масштаб сделанного. Поэтому в конце 1896 года филантроп приступил за собственные средства к строительству на Кирилловской улице одноэтажного на цокольном полуэтаже каменного здания, в котором с 1897 года и расположилась больница Зайцева. Здание было сооружено под наблюдением талантливого архитектора Карла Шимана. Здесь размещались 25 бесплатных коек, на которых каждый год проводилось около 400 операций. При больнице действовала также амбулатория, где больные могли бесплатно получить хирургическую, ортопедическую или отоларингологическую консультацию. Главным врачом неизменно оставался Григорий Борисович Быховский.

Хотя это нигде специально не отмечалось, но все киевляне знали: больница Зайцева обслуживает прежде всего неимущих евреев (конечно, кто-либо другой из местной бедноты тоже мог рассчитывать здесь на медпомощь). Возникает вопрос: зачем было открывать отдельное учреждение, если неподалеку, на Лукьяновке, уже несколько лет действовала общегородская Еврейская больница, которая также предоставляла хирургические услуги бесплатно? Дело здесь, разумеется, не в каком-то чрезмерном честолюбии Зайцева. Во-первых, еврейской бедноты в Киеве проживало достаточно много, и никакое количество благотворительных кроватей не оказалось бы лишним. А во-вторых, хирургическая больница Зайцева лучше учитывала потребности евреев с окраин и из ближайших местечек. Они тоже охотно воспользовались бы филантропической помощью квалифицированных киевских врачей. Но, по тогдашнему законодательству, Киев не входил в так называемую «черту оседлости», то есть был закрытый для обычного еврейского населения. Только отдельные «полезные» категории (купечество, интеллигенция, ремесленники и т.п.) могли здесь жить беспрепятственно. Правда, любому еврею разрешалось временно приезжать в Киев с целью лечения, но жить при этом он был обязан лишь на территории одного из особо выделенных для этого городских полицейских участков – Лыбедского или Плоского. Еврейская больница находилась в Лукьяновском участке, поэтому для продолжительного хирургического лечения в стационаре приезжий должен был получить (после унизительных ходатайств) разрешение генерал-губернатора. А больницу Зайцева организовали в Плоском участке, благодаря чему любой больной мог находиться здесь без особого дозволения.
В 1899 году Иона Зайцев приобрел также усадьбу Багреевых с кирпичным заводом (там еще продолжались археологические изыскания). Общая площадь его владений под склоном Юрковицы превысила 10 гектаров. Когда почтенный филантроп умер (в 1907-м), эту недвижимость унаследовал его сын Маркус. Он оказался достойным продолжателем отцовского дела. В начале 1911 года Зайцев-младший подал ходатайство о начале нового строительства по правую (северную) сторону от больницы. Проект предусматривал возведение здесь еще одного больничного корпуса в два этажа, с одноэтажной пристройкой для столовой. Но на стадии согласования к Маркусу Ионовичу обратились представители Общества для попечения о старых евреях. Они убедили благотворителя в том, что устройство приюта-богадельни для немощных стариков также является нужным и неотложным делом. Зайцев согласился отдать первый этаж будущего дома под богадельню; для ее обитателей вместо столовой в пристройке устроили небольшую синагогу. Когда были решены все организационные вопросы, в марте 1911-го состоялась торжественная закладка здания. Возведением красивого сооружения в стилистике модерна руководил выдающийся киевский зодчий, городской архитектор Эдуард Брадтман. Но новостройка оказалась связанной не только с благотворительной заботой о стариках, но и с дикими средневековыми предрассудками.

Через несколько дней после того, как газеты известили о закладке богадельни Зайцева, Киев всколыхнула весть о зверском убийстве 13-летнего мальчика по имени Андрей Ющинский. Его мертвое тело с многочисленными ножевыми ранениями нашли в пещере на склоне Юрковицы, неподалеку от усадьбы Зайцева. Непредубежденные следователи быстро выяснили: произошла уголовная расправа. После первых допросов стало известно о дружбе несчастного Андрюши с детьми лукьяновских преступников и о том, что во время детской ссоры у мальчишки вырвались неосторожные высказывания («А я всем расскажу, что у вас в доме воровской притон!»). Но внезапно течение следственного дела уклонилось от разумного направления. Обнаружились «свидетели» из среды местной шантрапы, которые указали на причастность к преступлению еврейского обывателя Менахем-Менделя Бейлиса. Tот был служащим кирпичного завода Зайцева и жил в небольшом домике на территории заводской усадьбы, со стороны Верхне-Юрковской улицы (сейчас ул. Отто Шмидта). Зачем ему было убивать мальчика? Обвинители выдвинули две версии: для того, чтобы воспользоваться христианской кровью для приготовления мацы – ритуальных еврейских хлебцев (ведь приближалась иудейская пасха), или чтобы оросить этой же кровью место сооружения будущей синагоги на улице Кирилловской. Казалось бы, в XX веке подобный нелепый бред может вызвать лишь смех или возмущение. Но случилось иное: по недвусмысленному указанию из Петербурга официальное следствие принялось отрабатывать ритуальную версию, а Бейлис на два года оказался за решеткой. У столичных чиновников правительства были свои соображения – вздымалась очередная революционная волна, и кое-кому показалось заманчивым подстрекнуть население против евреев, чтобы таким образом «выпустить пар» общественного недовольства.
Фото 6. Мендель Бейлис
После длительной следственной волокиты осенью 1913 года в Киевском окружном суде (ул. Владимирская, 15) состоялся судебный процесс, на котором лучшие адвокаты страны разбили вдребезги лживое обвинение против Бейлиса. Он был оправдан, хотя настоящие убийцы так и остались ненайденными. Сразу вслед за этим герой процесса на короткое время поселился в одноэтажном деревянном домике по правую сторону от новой богадельни (не сохранился). Здесь Бейлиса искренне приветствовали многочисленные друзья, волновавшиеся за его судьбу, среди них – известные писатели Владимир Короленко и С.Анский (Раппопорт). Вскоре освобожденный узник посчитал лучшим навсегда покинуть пределы Российской империи... Надо еще добавить, что приговор присяжных оказался половинчатым. Сняв обвинение с Бейлиса, они не согласились с доводами защиты, что убийство вообще не имеет отношение к усадьбе Зайцевых. В их вердикт, с подачи обвинителей, было включено недостоверное и неточно сформулированное указание, что якобы кровавое преступление совершено «в одном из помещений кирпичного завода, принадлежащего еврейской хирургической больнице и находящегося в заведывании купца Марка Ионова Зайцева». Это давало косвенную возможность антисемитам говорить о «доказанности» ритуальной версии убийства.
Фото 7. Синагога в интерьере богадельни Зайцевых.
Фото 1910-х гг.
Однако, вопреки всем неприятностям, строительство нового здания в филантропическом комплексе отца и сына Зайцевых было завершено, и с 1912 года богадельня и синагога в его стенах начали действовать. Но затем начались проблемы, связанные с событиями революции и гражданской войны, которые отнюдь не способствовали нормальному развитию благотворительности. После 1918 года заведение фактически осталось без присмотра. Маркус Зайцев бежал в Одессу, откуда вел прямой путь в эмиграцию. Только в 1922-м для зданий, которые уже начали разрушаться, нашлись заботливые хозяева. Местное «Общество представления помощи бедным больным» открыло в корпусе богадельни бесплатную больницу на 24 хирургических и 6 гинекологических коек. Содержание ее приняла на себя благотворительная еврейская организация «Джойнт» (США). Снова несколько сотен тяжко больных ежегодно получали своевременную медпомощь. Однако вскоре советские органы отказались от услуг «Джойнта», а помещения больницы Зайцевых национализировали. В дальнейшем в них устраивали те или иные государственные медицинские учреждения: родильный дом, институт переливания крови, инфекционную больницу... Синагога, конечно, уже не возобновила деятельность в атеистическом государстве, а с фасадов обоих сооружений исчезли выложенные из кирпича надписи с информацией, на чьи средства они возведены. В 1958 году корпуса были надстроены – каждый на один этаж. Это существенным образом изменило их архитектурные пропорции. Начиная с 1991 года, оба корпуса находились на реконструкции. И лишь с недавнего времени старая застройка снова используется – теперь уже как помещения фирмы «Фармак». Там, где когда-то была еврейская молельня и обретали приют немощные старцы, сейчас размещаются офисы. В общем-то, после ремонта старинная застройка участка производит вполне приличное впечатление. Жаль только, что никому не пришло в голову восстановить тексты на фасадах, которые увековечили бы имена выдающихся благотворителей – отца и сына Зайцевых.


Телефон/факс: +38 (044) 207-12-55 Телефони: +38 099 55-00-000 +38 096 94-00-000

Источник: http://www.primetour.ua/uk/company/articles/blagotvoritelnyie-uchrezhdeniya-zaytsevyih.html
© "Первое экскурсионное бюро".









Katya

Государыня Наталья?


Я по разному отношусь к прокуратуре и к прокурорам. Например, с уважением к прокурору Випперу и с омерзением к прокурору Крыленко. И в реале приходилось общаться с прокуратурами и прокурорами и тоже получалось по разному.
А с одним прокурором удалось даже красным вином побаловаться из бокалов чешского хрусталя, да еще и в обществе весьма известных персон…

-==-

Сталина убили дикумарином.

Это антикоагулянт. Лекарство при целом ряде заболеваний. На тот момент был уже известен 13 лет как. Максимальная суточная доза 0,3. Если увеличить дозу в 10 раз, то это уже яд. 3,0 грамма. Кровь отравленного теряет способность к свертыванию. Первые симптомы – кровоточивость десен, носовые кровотечения. Если в этот момент взять кровь из пальца и проверить на Collapse )
Katya

Бабка Сингаевская - дело Бейлиса


Это продажный мент Красовский.

Бирюкова: Цитирую по Глазенапу:

Шмаков: Вы говорите, что она [Вера Чеберякова] приняла меры к тому, чтобы ее дети умерли. Это относилось к Жене и Вале?
Свид. Красовский: К обоим детям.
Шмаков: Я прошу занести в протокол слова, что – она принимала все меры к тому, чтобы Женя и Валя, ее родные дети, умерли...
Адвокат Грузенберг: И что же, она принимала какие-нибудь меры для их смерти, об этом вы не знаете?
Свид. Красовский: Нет.
Председатель Болдырев: Вы сейчас заявили, что принимала меры.
Свид. Красовский: ...У меня такое убеждение потому было, что она безучастно относилась к их болезни...
Стр. 148
...Председатель Болдырев: Вы сразу заявили, что она принимала меры, то есть такого рода действия, которые привели к смерти [ее детей], а теперь выходит, что она, собственно говоря, пассивно относилась... Это большая разница...
Шмаков: Он заявил, что она не давала им лекарства.
Свид. Красовский: Да, мне это передавала Дьяконова.
Бирюкова: Это проститутка, Дьяконова, она там много чего ложного передавала, на ее показаниях держалась версия Красовского. Но недолго, ее Collapse )
Katya

Владимир Соловьев призвал возобновить дело Бейлиса



В.Соловьев: А дело Бейлиса не желаете снова начать? Нет, я просто хочу понять, это все к чему?



Бирюкова: Поводом к такому высказыванию В. Соловьева послужили следующие слова
Епископа Егорьевского Тихона:

"У нас самое серьезное отношение к версии ритуального убийства. Более того, у значительной части церковной комиссии нет сомнений в том, что это так и было", - сказал он на конференции "Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия" в Сретенском монастыре Москвы. При этом секретарь комиссии подчеркнул, что эта версия должна быть доказана и обоснована. Ранее 27 ноября сообщалось, что Следственный комитет планирует назначить психолого-историческую судебную экспертизу для разрешения вопроса, связанного и с возможным ритуальным характером убийства царской семьи".

Бирюкова: Я не принадлежу к РПЦ, у меня совсем другая конфессия и существенные богословские разногласия с православием и не только, однако в данном вопросе я целиком и полностью поддерживаю гражданина епископа Егорьевского. Он прав. Есть веские основания полагать, что убийство Государя вместе с его женой, слугами и даже домашними его животными было именно ритуальным.

Еще я хочу сказать, что Владимир Соловьев 100% прав - необходимо снова начать дело Бейлиса.
В свете вновь открывшихся обстоятельств.
Я имею в виду убийство Николаем Красовским, полицейским, ключевых свидетелей, видевших собственными глазами как Менахим Бейлис и Файвель Шнеерсон схватили Андрея Ющинского и утащили. Красовский убил их пирожными, которые были заражены культурой дизентерии. Он скармливал им пирожные несколько раз, в отсутствие родителей. В результате у детей возникла тяжелейшая форма дизентерии. Через неделю скончались Женя Чеберяков и Валя Чеберякова. Третий свидетель, Люда Чеберякова, тяжело болела, но выжила. Она тоже видела как Бейлис и Шнеерсон похитили Ющинского, но ее свидетельства оказалось недостаточно, чтобы присяжные осудили Бейлиса. Шнеерсон же вообще на скамью подсудимых не попал. В пользу убийства говорит необычно короткий инкубационный период и тяжелейшее течение заболевания. А также отсутствие других заболевших. Очень странная вспышка дизентерии, поразившая только ключевых свидетелей и более никого. Дело необходимо направить на доследование. Где в Киеве были бактериологические лаборатории? Список сотрудников. Вероисповедание. Особенное внимание к еврейской больнице, располагавшейся на территории завода Зайцева - там непременно была баклаборатория. Эта больница под подозрением еще и по той причине, что Бейлис просил Казаченко отравить Фонарщика и Лягушку стрихнином, который ему дадут в еврейской больнице. Стрихнин не пригодился. А вот культура шигелл, похоже, пришлась в самый раз.
Судмедэксперт профессор Косоротов на процессе отверг возможность применения возбудителя дизентерии в качестве бактериологического оружия для убийства человека. И для того времени Косоротов был прав. Но в наше время мы уже не можем отмахнуться от вероятности убийства детей Веры Чеберяковой возбудителем дизентерии. Здесь возникает много специальных вопросов, разрешить которые сможет только суд.

Я полагаю, что Владимир Соловьев искренне желает узнать правду.
Katya

Рутина



Весна. Конец апреля. Горлицу слышно. Деревья как пухом зеленым покрылись – это разворачиваются листочки. Редкие пока еще травинки, и кое- где прелестнейшие первые цветы – веснянка весенняя,  пролеска, ветреница, хохлатка, вероника весенняя, гусиный лук желтый… Это первоцветы. Эфемеры и эфемероиды. Они скоро исчезнут, до следующей весны, у них очень короткий век. Были – и нету! Но какие же они красивые… Не надо их рвать. На них нужно только смотреть. И радоваться. О, а вот и муха какая-то прилетела на цветок. Бабочка-лимонница. Веснянка. И даже первая пчела – проголодалась за зиму…… кушай, бедняжка, кушай, это для тебя приготовлено. Шмель!..


И тепло уже.
По сказочному Книжному лесу едет рыцарь. Росинант, доспехи, копье, фамильный двуручный меч,  плюмаж на кастрюле, щит, а на щите герб, девиз и селфи с  Collapse )
Katya

Защита Берии



Бир. Я сейчас смотрю видики про Сталина. Знакомлюсь с результатами прослушек. Странно, что они не знали, что их слушают.

Смотрю видики. Вижу, где врут. Например, сказали, что Абакумов скрыл от Сталина письмо Тимошук. Неверно. Оно лежало перед Сталиным и Сталин на нем написал - в архив. Еще врут, что врачи вредители не вредили. Не убивали Жданова и Щербакова. Ну мне-то вкручивать не надо. Я же знаю как они убивали уже самого Сталина. И убили. И как даже на вскрытии врали.

АК: Врали из-за страха (в лечении ошиблись)... По сговору врачей (а во главе кто?)... По приказу исполняли чью-то волю... Не врали. Так и было. ????

Бир. Пока что все складывается так, что главным заговорщиком получается Берия. Ладно, пусть так. Но я все же держу в уме то, что сказал Конан Дойль - не верьте тому, что лежит на поверхности.

Я пытаюсь представить себе вариант, что главным был не Берия. Пока у меня этот вариант не складывается. Но я все же не отказалась от него полностью.


Collapse )
Katya

Так убивали Сталина?!! (журналюжный пипец)5


 Меркулов молчит.

Бирюкова: Та че ты стесняешься, Всеволод Николаич, они ж приговорены р-р-р-ролетарским судом к смерти. Лишены всех прав, они уже не человеки. Что они, что кролики – разницы никакой. Если можно резать живьем кроликов, то почему ж это их нельзя? Мо-о-о-ожно, мо-о-о-ожно. Два колоска юный пионер спиздил? Спиздил, конечно, спиздил. А это колхозная собственность. Обокрал собственный народ. Вина доказана. Стал быть – не обессудь! Все по честному.  Инженер Сергеев, да? «Бурному успеху пьесы и постоянным аншлагам способствовала не только замечательная игра актеров. Как говорили мне ветераны госбезопасности, существовала негласная рекомендация всем чекистам посетить Малый театр. А приезжавших в Москву товарищей с периферии обеспечивали билетами в Малый на "Сергеева" в централизованном порядке…»

- Даша, не добивай его. Не бей еще и по этому сектору. Вот просто не трогай и все. Он, кстати, был единственным шефом ГБ, который платил за книги и товары, которые сотрудники покупали по его просьбе. Другой заместитель Берии - Богдан Кобулов - в подобных случаях смотрел на исполнителя, говорил: "Положи в угол", - и забывал о его существовании. Меркулов же всегда доставал кошелек и очень аккуратно, копейка в копейку, возвращал деньги.
- Ладно, не буду.

 

Collapse )Collapse )